Димарг Узольцефф: «Мировой терроризм» – это психовирус



Интервью
29.01.2009



В связи со сменой американского президента, слухами о создании Северо-американского союза, разогреванием арабо-израильского противостояния и рядом других факторов, меняющих современный мир, с новой актуальностью возникла тема мирового терроризма. НЕНОВОСТИ побеседовали об этом с русским мыслителем Димаргом Узольцеффом.

НЕНОВОСТИ: Господин Узольцефф, что такое, по вашему, мировой терроризм? Существует ли он? Как нам воспринимать его как явление?

Димарг УЗОЛЬЦЕФФ: Давайте попробуем подойти здраво. Начнём со смысла слов. Сама по себе фраза “мировой терроризм”, если отвлечься от телевизионного бреда, - хоть что-нибудь выражает? Ну, что значит слово “терроризм”, само по себе? Действия группы людей, которые что-то или кого-то почему-то уничтожают. Почему они это делают? Ради чего? Зачем? Им самим-то это нужно или им платят? Очевидно, что кто-то большой и сильный вкладывает в это большие деньги. Кто именно? И реализацией чьих интересов это, в конце концов, заканчивается? Кто в эту дурацкую шоу-акцию с небоскрёбами вложил миллионы долларов? У дегенератов вопросов не возникает: они уверены в том, что есть плохие арабы и им позарез нужно что-нибудь взрывать. Сначала дегенераты верили в то, что по Красной площади ходят медведи и что русские мечтают жарить и есть европейских детей, и это забывать, кстати, нельзя, а теперь дегенераты верят в то, что есть какие-то таинственные арабы, которые хотят ворваться в убогий уютный цивилизованный мирок, где поклоняются баблу, петросянщине и полупорнушке, и разнести его вдребезги.

НЕНОВОСТИ: То есть “мировой терроризм” – это чья-то фантазия?

Димарг УЗОЛЬЦЕФФ: Я к этому и подвожу. Фантазия о терроризме для взрослых – это то же, что миф о Змее Горыныче для детей. Но дети детьми, они мыслят образами… А взрослые – взрослыми, они мыслят абстракциями. Такая абстракция как “мировой терроризм” невозможна в здоровом обществе. Такие фантазии приживаются только на прокисшей больной вымотанной блевотине, на женском лунном истеричном сознании. На нравственной разрухе. Ведь как они, нормальные люди, думают: “Вот, мы, пластмассовые куклы, ходим на работу и жрём. А арабы – они ведь живые, от них чёрт знает чего можно ожидать! Пока они не в тюрьме, пока они не похожи на нас, пока они не роботы… наконец, пока у них есть Бог!, - они представляют для нас прямую угрозу – уже одним своим существованием!” И, вот, проводя всю свою жизнь между кухней, пляжем и кафешкой, такое цивилизационное мурло не может не верить в террористов: оно заведомо обречено на веру в мировой терроризм. Для пришибленного технократией кукольного городского мурла всё живое есть воплощение террора. А, учитывая тот факт, что нормальные люди думать вообще не умеют, они склонны всё воспринимать либо шизоидно – как явления природы, либо ровно наоборот – параноидально, как очередной чудовищный нечеловеческий надмировой заговор, который им приятно мечтательно пообсуждать в своих затхлых безжизненных полуподвалах…

НЕНОВОСТИ: Откуда же растут ноги мирового терроризма? Какой, в итоге, можно сделать вывод?

Димарг УЗОЛЬЦЕФФ: Вывод таков: мировой терроризм – это обычный скучный проект, разработанный в прокуренных кабинетах людьми с очень арийской внешностью. Это искусственно созданный рычаг воздействия. Ничего интересного там нет. Живые так за себя не сражаются. Так сражаются за себя мёртвые. Мировой терроризм – это рутина мёртвых, и технически он устроен так же, как мертвечина: чиновники, циркуляры, нормативы, должности, звания, в 9 утра – на службу, в воскресенье повести жену в заведение пожрать, дети матерятся, на носу выборы, по телевизору Мадонна, в Нью-Йоркском метро – снова трупы… Неоднократно лицезрел. Это и есть терроризм. Поэтому не выдумывайте себе романтику арабской ночи и Бен Ладена с автоматом Калашникова в зловещей пещере или в Башне Сатаны. У Бен Ладена хороший характер и четырёхэтажный дом в США.

НЕНОВОСТИ: Вообще, пожалуй, большая часть населения России относится к мусульманам отрицательно…

Димарг УЗОЛЬЦЕФФ: Не удивительно. Русские – это стопроцентные роботы. Им сказали, что кавказцы – это мусульмане и они в эту чушь верят. Об исламе они не знают ровным счётом ничего, для них мусульмане – это люди, у которых чёрные волосы. Они верят и в то, что большевики свергли царя и устроили революцию. “Мусульмане” – это абстракция. Я говорю сейчас не о мусульманах, а об арабах. Я знаю арабов, я жил среди них. С совсем небольшим преувеличением можно сказать, что русские в сравнении с арабами – это свиньи. Культурный уровень жителей Ливана, Сирии или Ирака выше культурного уровня современных россиян. О мудрости и духовности – и говорить не стоит. Повторюсь: я имею в виду не абстрактных несуществующих “русских”, о которых любят пофантазировать теоретизирующие кухонные балбесы, а современных россиян.

НЕНОВОСТИ: Перефразируя вас, скажем так: реальность реальностью, а мировой терроризм – мировым терроризмом. С этим можно согласиться. Но вы подходите к этому так, будто 11 сентября 2001 года – это вообще чисто виртуальный проект.

Димарг УЗОЛЬЦЕФФ: Почему я именно так к этому подхожу? Потому что речь идёт не о живой природе, а о понятийном вирусе в уме обывателя. Речь идёт о шизофрении не менее чем миллиарда белых дебилов. “Мировой терроризм” – это психовирус. Это сгусток чужого сахаровско-солженицынского бреда, которым мыслит средний западный человек. Да, были. Были. В реальности были какие-то люди, которые врезались на самолётах в нью-йоркские небоскрёбы. Но зачем называть это “мировым терроризмом”? Зачем в конкретной ситуации, когда произошла трагедия, сразу грубо совать нам в сознание ничего не значащий, заранее подготовленный термин? Очевидно: для того, чтобы сразу всё скрыть и всех запутать. Чтобы англосаксонское безмозглое дурачьё воспылало бы ненавистью к очередным несуществующим “исламистам”. Терроризм – это продолжение отмирающего агрессивного христианского проекта. Пока будет существовать та самая сила, для которой США – это временный, технически удобный, выразитель её интересов, будет существовать и терроризм. А что всё это значит? Это значит, что за терроризмом – будущее. И самое главное: терроризм станет изощрённее потому что в итоге он логически должен привести к атомной войне.